Новости
Контакты



 Про трех братьёв про Мишку да про Шишку да про Ваньку-дурака

 Пудожье


Фофанова О.И.

Исполнитель:
Ефимья Ивановна Фофанова (дочь сказителя И.Т. Фофанова). Род. в 1896 г. в д. Климово Авдеевской волости (Пудожский р-н), где и прожила всю жизнь. Ефимья Ивановна общительна и приветлива, обладает хорошей памятью, охотно рассказывает всё, что знает. Любит сказки, переняла их от деда, слышала его старины, но сама не рассказывает. (Русские народные сказки Пудожского края, сост. А.П. Разумова, Т.И. Сенькина, Петрозаводск, 1982. с. 296)

Про трех братьёв про Мишку да про Шишку да про Ваньку-дурака



Ну, было да жило мужик да баба. У них было три сына. Одного звали Мишкой, другого Шишкой, третьего Ванькой-дураком. И этым братьям до того надоел этот Ванька-дурак, дак говорят:
- Брат, давайте убежим от этого Ваньки в бурлаки!
Раньше ведь бурлаки были. Котомоцки склали да, хлеба клали да там ложки да, по стокану да, всё взяли с собой, да в мешок склали, два мешка, да тут клали, на полку сели. А от глаза занавеску повесили.
- С утра, - говорит, - вскочим, да убежим да.
Ну а Ванька этот дурак сметил. В мешок один наклал калу кониного, а в другой мешок сам сел. Оны поспали, да проснулисе да, вскочили:
- Брат, время идти!
Да вскоцили, да скурей с полки котомки на плеця да и в бег, что убежать от Ваньки. Ну, убежали, идут дак, бежали, устали, один у другого и спрашива:
- Брат, у тя тяжела ли сумка, котомка?
- А ничёго.
- А другой:
- А я дак, - говорит, - весь перепотел, нести не могу. А сядем да отдохнем, да хоть перезакусим маленько. Не могу боле идти.
Только сели, котомки выняли, а он там с котомки:
- Братьиця, братьиця, дожидайте!
- Уай! Дурак-то тут и е! Давай побежим, брат!
Катомки на плеча, да опять в ход. До того дошли, что тяжело же, там котомка.
- Не могу, брат, боле ничего, - говорит, хоть что хош, а не могу. Сядем, отдохнем.
Ну, сели. Котомку развязали поесть, а там любо поесть!
- Уай!
Как другу развязали, а он:
- Здравствуйте, братьиця!
- Уай! Вот дурак, дак дурак и есть, никак не уйдешь от этого дурака!
Ну, три братьиця, три брата идут. Ну, шли далёко ли, близко, высоко ли, низко, пришли к дому, к домицьку.
- Ну, давай, зайдем в этот домицек да отдохнем. А може нас и покормят. Ну, все три брата в этот и завалили. Отворяют дверь, заходят, а Баба-Яга сидит да:
- Фу-фу-фу, русской дух! Слыхом не слыхано, видом не видано, дверь, - говорит, - открывается, а русской дух пихается. Слава тебе господи, три барашка пришло.
Да под пол всех да. Ёны там в подполье сидят, спорят, Ваньку ругают, бранят. Ну не выйдешь! Кладены в подпол дак.
Ну утром бабка поезжат на помяли. А дочерь будит:
- Дочка, вставай скурее, топи пецьку жарчае и жарь барашка ловцае.
Дочка пецьку встала накалила дак:
- Ну-ка барашек вставай.
Оны пяхать-попяхать. Ваньку-дурака и выпихали. Ванька сел, пришел.
- Ну садись на пекло.
Ванька сел как пекло, руки расширил, ноги расширил, а в пець никак не входит.
- Не так дурак сел.
- Умница, покажи-ко мне.
Она села, да прикокуркалась на пекло. Он в пець и бросил да. Да подпер да. Да хлеба набрал да, всего набрал да, братьям тут в подпол.
Ну там ёна выпарилась да, выжарилась да, вынял да, матери еду. Она пришла, да за обед, да барашка есть дак.
- Ой какой жирный барашек. Поела. На другой день таким же образом. Поезжат, а другую дочь будит:
- Доченька, вставай скурее, да топи печку жарче, зажарь барашка ловчае.
Ну опять дочь выстала, печь натопила, каленой-каленой.
- Ну, барашек, вставай!
Дак вставать, оны пихать-попихать, Ваньку-дурака и выпихали. Ну Ванька пришёл, опеть:
- Садись на пекло!
Он сел, руки расширил, ноги расширил, в печь не входит.
- Не так, дурак, сел!
- А покажи-ко, умниця!
А ена села на пекло, прикокуркалась, он в печь бросил да. Ну и тую приготовил матери, хлеба набрал да, к братьям опять в подполье да. Ну ведь как чего ести-то набрано. Поесть-то ведь надо, сидя дак.
Ну, осталасе одна. На третий день выстала, сама пець топит.
Уж натопила так, калена-калена пецька.
- Ну-ко, вставай последний барашек!
Пихать-попихать, Ваньку-дурака и выпихали.
Ванька тут сел, руки расширил, ноги расширил, в печь не заходит.
- Не так, дурак, сел!
- А покажи-ко ты, бабушка.
Она прикокуркалась, он в печь бросил да.
- Братья, вставайте, нет никого. Ну, вольны нынь казаки.
Ну, братья выстали да. Опеть в поход собираютсе, уж наб идти. Набрали в сумку всё, наклали в одну сумку. А в другу он говорит:
- Я старуху кладу.
- Да что ты, дурак, куды мы старуху-то потянем!
- Кладу, ничёго. На плеча себе да. И пошли. Идут опять. Там уж шли да были, уж ночь на улице застигла, что надо нечевать где-то, а жилища нет. А толстая ель, сама суковата, така густая.
- Да вот, - говорит, - ночуемте под этой елью. - и расположилисе.
Закусили, и всё, чтоб спать легчи. Вдруг шум, греем! Оны спугалисе.
- Давайте, братья, выстанем в ель.- И выстали в ель…
Разбойники пришли. Раньше разбойники ведь были. Пришли да, тут расклалисе есть да, пить да, всё. Сели есть, а он говорит:
- Братья, я ведь стять хочу.
- Д что ты, дурак, тебя убьют, да нас убьют!
- Ну что хотите, не могу терпеть! - И давай оттуль стять.
А оны говорят:
- Слава тебе, господи, бог маслица льет! Слава тебе, господи, бог маслица льет!
А он потом:
- Братья, я ведь за большим хочу!
- Ой, Ванька, что ты, дурак, убьют тебя, да нас.
- Ну хоть что делайте, а я высерусь!
И давай. А оны говорят:
- Слава тебе господи, бог крошоночки крошит! Слава тебе господи, бог крошоночки крошит!
Поели и деньги разделили на четыре кучи разбойники-то. А ён говорит в тоё время:
- Братья, я старуху кину!
- Ванька, не рой ты, будь ты настоль доброй, тебя убьют и нас убьют.
- Нет, братья, кину, уж чему быть, дак то и будет.
Да старуху-то и бросил. А старуха-то по сучьям: «тырк-тырк-тырк», - катитсе, а они вскочили:
- Сам бог летит, сам бог летит, - ды убежали, да и деньги оставили тут.
А братья спустилисе, ды уж им нажива эты деньги уж, куды.
- О, Ванька, спасибо! Ты уж это добыл нам хоть. А нет дак. Пойдено бурлацить денёг наживать дак!
Ну ды, вот и эты денежки забрали, да домой вернулисе богачамы. К отцью да к матери, да и Ваньку боле любить стали, от Ваньки не убегать стали. В почете был Ванька.Стали жить-поживать, да добра наживать да. И сказке конец.


Зап. В.П. Кузнецова, 1980 г.
Сказка-анекдот (СУС 1527; 1336 А*),
ФА 2634/34, НА 144/110



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.