Новости
Контакты



 Поп и Сенька-работник

 Карельское Поморье


Исполнитель:
Бахилев Николай Александрович, 1876 г.р., д.Сумпосад, записано в 1938 г.

Поп и Сенька-работник



У попа была лошадь худая, Сенька на ней ездил. Эта лошадь ему не понравилась, он взял да ее убил. Потом приходит к попу.
— Батюшка, — говорит, — несчастье случилось.
— Что такое?
— Лошадь пропала. Ну, батюшка, не горюй, у этой лошади шкуру сдерем и дай мне сто рублей, куплю лошадь другую.
Ну, батька дал ему сто рублей, Сенька пошел купить лошадь. Пришел в одну деревню, заплатил три рубля за худую лошаденку, погнал домой к попу. Лошадь худая была, едва шла. С полверсты не доехал до деревни, загнал ее в сторону, в болотину, они и засели в болотины. Взял и отсек ей голову, и ткнул ей обратно, сам побежал к батьку, вернулся. Прибежал.
— Батюшка, — говорит, — несчастье случилось, лошадь чего-то испугалась, побежала и прямо в жидкое место засела.
— Как, Сенька, надо ведь людей звать.
— Не надо, батюшка, вытащим двое. Пришли к лошади, он и говорит:
— Ты, батюшка, бери за голову, только аккуратнее, а то голеву оторвешь и в воду упадешь.
Батька ухватил за голову и хлоп, с головой в воду улетел, кричит:
— Сеня, вытащи, пожалуйста, спаси меня-. А тот ему:
— Батюшка, как же это ты неаккуратно взял, что голову оторвал, ведь за нее сто рублей денег плачено.
А батька:
— Не жалей и денег, и лошади, только вытащи меня.
Вот батьку вытащил, пошли домой. Сенька ночевал, потом батька на Сеньку осерчал и прочь прогнал. Батька позвал дьякона, дело нужно рассмотреть, раз лошадь решена. Ну, дьякон рассмотрел это дело.
— Батюшка, было сделано дурачество, лошадь была убита, голова отсечена, а не оторвана.
Поп на это стал сердит и его взял гнев, что нужно Сеньку убить. Дьякона переспросил и согласились двое идти Сеньку убивать. А Сенька раньше всего знал, что будет ему за это. Взял дома убил барана и налил кишку крови, и эту кишку привязал сестре к боку.
— Придет поп да дьякон меня убивать, — говорит сестры,— заставлю тебя что-нибудь приготовить, ты разругайся. Когда ты будешь ругаться, я ткну тебя в эту кишку, пади, как мертвая, я щелкну этой плетью, ты вскочи и приготовляй, что тебе велю.
Вдруг являются поп и дьякон и говорят:
— Сенька, мы тебя пришли убивать за то, что ты нас обманул.
— Ну, батюшка, власть ваша, только остальный раз попьем чего-нибудь и потом прощусь с сестрой. Сестре и говорит:'
— Сестра, приготовляй обед, давай на стол всего. Сестра на него и начала ругаться.
— Как ты смеешь на меня ругаться? Я остальный раз перед смертью хочу погулять, а ты не хочешь мне приготовить.
Вскочил, с горячки пока, сестру ткнул, сестра и упала. Потом плеткой щелкнул, сестра вскочила и начала- приготовлять, и пошла у них гулянка с попом и дьяконом. Поп и дьякон стали интересоваться, как это сестру заколол, а потом оживил? Он и говорит:
— Эта плетка оживляет мертвых, я вас не боюсь, что вы меня убьете, придет сестра, щелкнет меня этой плеткой, я опять живой буду.
Ну поп и дьякон поверили этому, что на самом деле, хоть его убьют, он живой будет. Стали говорить:
— Сенька, продай плетку нам.
— Ну ладно, только с тем уговором, чтобы меня не убивать и продам дешево, всего за сто рублей.
Они согласились плетку купить, а его не убить. Плетку купили и домой ушли, а Сенька живой остался. Подходит поп к дому и зовет дьячка:
— Пойдем, — говорит, — угостимся. Ну-ка, — матушке стал распоряжаться, — давай то, это на стол да подавай!
Матушка стала ругаться:
— Нашалелись, находились, опять пить надо.
Он ничего не говоря, думал, у него плетка есть оживленна, потом оживлю, будет приготовлять по-хорошему. Ножик нашел, шаркнул в бок матушке, и она упала. Потом плеткой раза два щелкнул, а она не вставает.
— Пусть, — говорит, — полежит, потом встанет.
Отошел прочь, она так и не выстала. Они посидели, посидели, дьякон говорит:
— Пойдем, батюшка, ко мне, старуха твоя не встават, может моя угостит лучше.
Справились и пошли к дьяконовой жене. Приходят, тая в дверях начала ругаться. Он молчит.
— Приготовляй то, другое.
Ругается еще пуще. Он взял ножиком шаркнул в бок ей, плеть тоже с собой взята была. Плетью шаркат да приговариват:
— Вставай, дура, да больше не спорь. А та не встает. Так и осталась лежать. Тут они еще больше осерчали на Сеньку и пошли снова Сеньку убивать. Сенька к их приходу завел кобылу в сарай, настелил кобыле под ноги постилы хорошей, взял тряпку, завернул разных денег — серебра, меди и сунул под хвост. Ушел в избу к сестры и сказал:
— Придет поп с дьяконом, скажи, что в сарае от кобылы деньги убирает, кобыла деньгами навозит.
Приходят к сестре поп да дьякон и спрашивают:
— Где брат у тебя, Сенька? Она отвечает:
— Сенька на сарае, там убирает деньги от кобылы, кобыла деньгами навозит.
Ну вот они на сарай к Сеньке.
— Сенька, мы тебя убивать пришли.
— Дайте, батюшка, у кобылы деньги обрать, да мешок ей привязать, чтобы сестра после могла кормиться.
Батюшка:
— Каки тут могут быть деньги, разве мыслимо, чтобы кобыла деньгами навозила?
— Ну, батюшка, если вы не верите, я покажу вам, сейчас шарну кобылу, погляди, как у нее деньги полетят из-под хвоста.
Шарнет погонялкой кобылу, она испугалась, хвост отдала, деньги оттуда и посыпались.
— Что же, Сенька, кобыла эта у тебя хорошая, продай нам эту кобылу.
— Ну, батюшка, только с тем условием, чтобы меня не убивать, потому что эта кобыла чистое богатство.
Поп на это согласился, Сеньку не убить, а кобылу купить. Сенька сто рублей за кобылу взял, а поп кобылу взял и повел домой.
— Ну, батюшка, я забыл сказать, поучить вас надо, как деньги сохранять. Приведешь кобылу домой, заведи в сарай, постели хороший настил, привяжи к ней мешок и неделю целую не смотри, как мешок целый наберется, тогда убери.
Поп сделал так, как Сенька велел. Привел в сарай, постелил настил, стал поить, кормить ю, пока мешок полный не набрался денег. Когда мешок наполнился, поп да дьякон пришли смотреть, отвязали кобылы мешок, посмотрели, а там оказались не деньги, а конский навоз. Опять он тут их опутал. Они еще злее стали.
— Сеньку пойдем убьем без всякой пощады, ничего покупать не будем, он все время врет.
Сенька знал, что они придут. Устроил яму позади двора, сделал печку, чтобы огонь жечь можно было. Сестры сказал, что придут поп и дьякон, спросят «где?» — скажи, что помер, а могила позади двора. Они пришли, спросили:
— Где Сенька?
Сестра отвечает, что помер.
— А где его могила?
— Позади двора.
Поп дьякону говорит:
— Пойдем, сходим, посмотрим на его могилу, больше тут делать нечего.
Пришли на могилу, стали они оправляться, а Сенька накалил прут и прутом горячим шарнул, они отскочили прочь, Дьякон говорит:
— Он живой, коли оттуда прутом тычет.
Могилу раскопали, Сеньку захватили и в куль посадили. Куль завязали, Сеньку потащили. Дело было зимнее. Притащили к озеру, а у них ни лопаты, ни пешни, прорубь выпешать нечем, Сеньку спустить. Поп дьякону говорит:
— Принеси пешню, лопату, а я покараулю. Дьякон и говорит:
— Нет, не пойду один, пойдем обои.
Согласились, обои ушли, оставили Сеньку одного в кулю завязанного. Вдруг на это время Сенька слышит колокольчик звенит. Смотрит в дырку сквозь куль — едет барин на тройке. Сенька кричит:
— Вот, — говорит, — горе, мол, выбрали меня судьей, судить не умею, за это меня в куль завязали.
Барин голос услыхал, к Сеньке подбежал, спрашивает:
— Что такое кричишь? Я судить умею.
— Когда умеешь судить, садись в куль, ты с ними сговоришься.
Барин согласился. Сеньку отвязал и сам в куль сел. Сенька взял его завязал, сел на его коней и уехал, а барин в куле и остался.
Поп и дьякон приходят к этому кулю тащить этот куль к воде. Барин кричит:
— Я судить умею. Поп говорит:
— Руби скорее прорубь, он еще судиться с нами хочет. Прорубь выпешали и потащили туда этого барина, бросили в воду и ушли домой.
Пришел праздник, воскресенье. Поп служить ушел. Сенька впряг коней тройку и поехал к обедне. Приехал к церкви, поставил карету и зашел в церковь молиться. Поп увидал Сеньку, дьякону говорит:
— Поскорее службу промотаем, надо Сеньку допросить, как он живой очутился.
Они службу кончили, к Сеньке оба подошли и ну спрашивать Сеньку:
— Как ты, Сенька, оттуда вышел вон?
— Батюшка, ведь вы же сами говорили, что человек помирает не на смерть, на живот, здесь человек в гостях гостит. Бог меня полюбил, взял обратно меня отпустил, наградил еще меня тремя лошадьми разной масти. Ежели, батюшка, верите моему писанию, то скочите в воду, испытайте, бог всех прощает и награду дает. Только в двое суток успейти, а после закрывается подземное царство. Поп и говорит:
— Верю твоим словам, ныне надо сходить туда нам.
— Батюшка, придите к проруби, каких коней надо, таких и кричи, бурых так бурых, серых так серых.
В воду скачет батюшка, дьякону говорит:
— Пойдем, сбегаем.
— Да идите сбегайте, — говорит Сенька, — там часа два побудете, приедете домой на новых лошадях.
Батюшка и дьякон пошли к проруби, скочили в воду и поныне остались там, а Сенька остался живой.


Собиратель: Алексеев Н.
Шифры архивов: НА 29/29, ФА 616/2
Опубликовано: Русские народные сказки Карельского Поморья / Составители Разумова А.П., Сенькина Т.И., редактор Колесницкая И.М., «Карелия», 1974, № 46



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.