Новости
Контакты



 Петр Первый и нюхчане

 Карельское Поморье


Исполнитель:
Попова Прасковья Ефимовна,1896 г.р., записано в с. Нюхча, 1970 г.

Петр Первый и нюхчане



Еду я в поезде, а проводник меня и спрашивает:
- Ты откуль? Говорю: «Из Нюхчи».
- О! У Петра Первого кафтан украли. Говорю: «Мы не украли, он нам подарил».
- За что подарил?
А он меня держит. Народ говорят:
- Что там сделалось-то?
А у меня много было вещей, я ношу да рассказываю. Говорю: «Подарил». Петр Первый ночевал у старика, у Козлова. И женщина родила. Он услышал (ночью, так уж в одной комнате всё слышно, ребенок-то и заревел):
- Что? — говорит.
- Да, говорят, у нас женщина родила.
- Ну, это будет мой крестник.
А раньше были кители, он китель взял и оставил.
- Я, говорит, крестнику оставляю свой китель, мундир. — Скинул и оставил.
А свита-то с им пошла, у нас видно за десять километров этот просек, как Петр-то шел. Так вышли они на просеку, а свита и говорит:
- Где у тебя китель?
- У меня украли в Нюхче.
А быват, после-то он им и рассказал, а так век и прозвали, что «нюхчана у царя Петра Первого кафтан украли». По мне не украли, он нам подарил.
А просека Петра Первого там, где Антонов бор, а с Антонова бора пойдет в Степаниху. Он туда тянул, дак тот лес уж ниже. Другие лесины растут. Они лодки тянули посуху. У нас пристань есть Петра Первого.
Я больше ничего не знаю, остальное про Петра всё в книгах есть, читайте. В Сумпосаде Петр тоже был, там где-то лодка лежит, хранится. Видно, он из Сумпосада до Нюхчи — то морем шел, а у нас пристань Петра Первого на Вардегоры. А потом он пошел у Габаручья, до Семенова бора — в Степаниху, туда и шел. Шел он в Охтозеро. Они лес корчевали, да подкладины рыли. Подкладину осочишь, дак знаешь, как она катится. Просеку эту так и видно.


Зап. А.П. Разумова, Н.А. Лавонен, 1970 г.
Шифр архива: НА 129/108-109.
Опубликовано в кн.: Северные предания: Беломорско-Обонежский регион / Изд. подгот. Н.А. Криничная. Л., 1978. С. 160.



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.