Новости
Контакты



 Как солдат попа обманул

 Заонежье


Исполнитель:
Рябинин-Андреев Петр Иванович, 34 л., д. Кижи.

Как солдат попа обманул



От села Кижи далеко в лесу есть деревня Липовицы. Она принадлежит Кижскому приходу. Вот один раз поп из Киж ходил в Липовицы сбирать христовщину. А там крестьяне богаты, справны жители и попов любят: надавали масла попу целый пуд. Вот сложил поп масло в кадушку и поволок на санках домой в Кижи. А в это время шел солдат с царской службы домой, догоняет попа и говорит:
— Здравствуй, батюшка, что тянешь? А поп и говорит:
— Здравствуй, служивый, тяну немножко маслица. Православные надавали в знак приближающего христова дня. (А сам, видать, приумаявшись.) А ты куда путь держишь?
— Домой, батюшка, иду,— отвечает солдат,—через Кижи, а дальше за Онего, в Пудож.
— Ну, так пойдем вместе,— говорит поп.— Сумочку-то можно положить на санки, тяжело за плечами нести, лучше поволокем посменно, легче будет.
— Ничего,— говорит солдат,— мы привыкли тянуть лямку в царской службы, не такие сумки носить приходилось. Поставят, бывало, под винтовку да за плечи два пуда кирпичей наложат, вот и стой часа два, смотря по наказанию, и глазом не моргни, а то еще продлят.
— Терпеть надо,— говорит поп,— на то служба царская, воля божия. На земле потерпи — на том свете в раю будешь. Вот и нам тоже не подобает, чтобы не помочь ближнему своему. Давай положи сумку на санки, раб божий — царский служивый, все-таки полегче будет. Сначала ты протяни немного, а потом я протяну. (Поп смекает, как бы отдохнуть.)
— Ну что ж,— говорит солдат,— давай положим.
Вот уложили сумку, солдат и потянул санки с маслом и с сумкой. Протянул немного места и велел опять попу тянуть. А поп еще и отдохнуть не успел, да с сумкой-то санки стали еще тяжелее. А тут еще на дороге глухарь лежит убитый, наверное, охотник не успел взять его.
— Ну что ж,— говорит поп,— надо взять глухаря, ужин хороший будет.
Взяли и глухаря, положили на санки и пошли вперед. Никак поп больше идти не может и говорит солдату:
— Вот что, солдат, давай поочередно садиться на санки отдыхать и тянуть друг друга, а то больше идти не могу.
— Ну что ж,— говорит солдат,— давай. Я и на то согласен, не привыкать нам. Катывали офицерских жен по три штуки сразу. Только как мы учтем, когда смену делать?
А поп и говорит:
— Давай уговоримся так. Сначала я сяду и буду петь, ты волоки меня до тех пор, пока моей молитвы конец не придет. А потом ты сядешь и будешь петь. Я поволоку тебя до тех пор,
пока твоей молитвы конец не придет. (Поп думал, что солдат, наверное, будет петь «Боже царя храни».) А солдат говорит:
— Я и на это согласен, только я буду петь не молитву, я молитвы не знаю, а песню, мы к песням в походе привыкли.
— Ладно,— говорит поп,— все равно, что бы ни пел, не подобает мне песни слушать, да здесь никто не видит.
А сам скорее садится на санки и думает, какую бы молитву запеть, чтоб надольше хватило. Думал, думал да и запел символ веры («Верую во единого бога-отца»). Эта легенда дольше всех псалмов. Солдат тянет, а поп поет. Но как ни пел, а конец пришел «символу». И солдат сел на санки, а поп потянул.
Вот солдат думает: надо попа «погреть» хорошенько — пусть до дому волокет, да взял и запел:
Мы мочили, мы мочили,
Потом начали сушить.
Мы сушили, мы сушили,
Потом начали мочить.
(Припев после каждого куплета):
У попа-то рукава-то, батюшки!
Ширина-то, долина-то, матушки!
Мы мочили, мы мочили,
Потом начали сушить.
Мы сушили, мы сушили,
Потом начали мочить...
И так без конца с припевом, да иногда еще на губах сыграет пальцами. И так солдатской песни хватило до самого поповского дому. А так как у них был общий глухарь, так солдат и не ждал приглашения от попа, взял свою сумку да глухаря, пошел в квартиру и говорит прислуге:
— Поджарь-ка нам глухаря да положи масла побольше. Вон целую кадушку с попом приволокли.
— Ладно,— говорит прислуга,— масла еще старого есть много, мне не жалко, у попа хватит.
И ушла приготовлять ужин. А поп вынес собранное масло, убрал санки, приходит в квартиру и говорит солдату:
— Вот что, солдат, давай решим с глухарем так, чтобы одному кому-ни достался, а я сегодня кушать не могу, устал очень, спать лягу.
— Мне все равно,— говорит солдат,— какой уговор сделаем, кому глухаря получить.
А поп говорит:
— Вот что, солдат, давай уговоримся так: пусть глухарь останется до завтра, а кто интереснее сон увидит, тому и глухарь достанется. Идет так?
— Идет,— говорит солдат,— я на все согласен.
Вот поп лег спать да сразу и уснул. А тем временем кухарка глухаря уже изжарила и приносит к солдату. Солдат думает: пускай поп спит, а я глухаря кушать буду, да взял один всего глухаря и скушал, запил поповским квасом и лег спать.
Вот утром поп встал раньше солдата и ходит, придумывает сон, а солдат спит себе и в ус не дует — сыт по горло, как с демьяновой ухи. Поп надумал сон и будит солдата:
— Ну-ка, говорит, служивый, видал ли сон? Вставай, рассказывай, кому-то глухаря кушать...
Солдат и говорит:
— Ну, конечно, видел, а ты?
— Я тоже видел,— говорит поп.
— Ну, так рассказывай.
Вот поп и начал рассказывать свой сон:
— Ну, говорит, слушай, такого сна еще никто не видывал в жизни: будто я оказался на небе и вот прихожу к самому богу Саваофу. А он благословил меня и говорит: «Пройди, отец духовный, в рай небесный». И приказал апостолу Петру ворота открыть, а апостолу Клеопы велел меня провести к дереву добра. «Только,— говорит,— к дереву зла не подходи, пройди мимо». Вот проводят меня в рай и подводят к дереву добра. А тут сидят все святые, которые в раю, и кушают с дерева добра плоды добрыя да самыя лучшия. Вот Клеопа и меня посадил тут. «Кушайте,— говорит,— отец духовный, плоды добрыя, пожалуйста». Вот я поел-то плодов, да такие они хорошия, сочныя, вкусныя, лучше всякого апельсина, да как их много-то там! Всего не скушать. Счастлив тот, кто попадет в рай. Вот сон-то! Интереснее этого сна быть не может. А ты что видел?
А солдат и говорит:
— Да я то же самое видел, только меня в рай не пустили. А я видел, что ты плоды кушал. Ну, думаю, поп будет сыт: у такого дерева сидит, да взял глухаря-то один и скушал, ты и так сыт.
Так солдат и обделал попа. С тех пор попы еще хуже стали солдат ненавидеть, даже в революцию хотели сопротивляться, да так [им] и не удалось...


Записал в П.И. Рябинин-Андреев в 1938 г.
Шифр архива: НА 71/14
Опубликовано: Сказки Заонежья / Составитель Н.Ф. Онегина. Научный редактор А.Ф. Некрылова. Петрозаводск, 1986. С. 72-74.



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.