Новости
Контакты



 Быль про деву упрямую

 Заонежье


Исполнитель:
Чиркин Николай Степанович, 73 л., с. Великая Губа

Быль про деву упрямую



У родителей было три дочки: старшу звали Полей, вторую — Олей, а младшу — Маней. Вот этых старших дочерей, самых умных да послушных, выдали замуж. А ко младшей приедуть женихи, отец говорит парню:
— Уж люб ты мне, да все. А дело в том, что эта упряма очень, никак не слушается.
— Ну, ладно, ничего, говорит, пусть не слушается, мы наладимся, сговоримся, и все.
— Ну, смотри, чтобы я не был виноватый,— отец говорит. Ну, ладно. Поженились, свадьбу сыграли, значит. Пошли спать, он говорит:
— Маня, жить будешь со мной, слушайся, с первого слова слушайся, а третьего не дожидай.
Ну, ладно, лежат, значит.
Петух запел ночью, в полночь уж петухи поют.
— Ку-ка-реку! А он говорит:
— Замолчи! Петух второй раз:
— Ку-ка-реку!
— Замолчи!
Третий раз петух запел:
— Ку-ка-реку!
Он взял встал, голову отрубил, в курятник бросил и, значит, спать свалился. Жена слушает, смотрит, внимание обращает, что такое дальше будет.
На вторую ночь кошка подавалась вон, замяукала. Он говорит:
— Замолчи!
Маленько полежали, кошка опять:
— Мяу!
— Замолчи, говорю!
Опять немножко полежали, кошка опять, в третий раз:
— Мяу!
Он встал, голову отрубил и бросил кошку в помойное ведро.
Ну вот, все смотрит Марья на мужа, что с ёй будет. Время подошло на хлебины ехать к отцу, к матери. А у них была ли, не была лошадь своя, а у соседа кляча худая-худая была. Он говорит:
— Дай ты мне лошаденку свою съездить на хлебины.
— Да, говорит, ведь ёй не дотянуть.
А там, может быть, километр был ли места между има да родителямы.
— Ну, ладно, на, возьми!
— Что стоит, я рассчитаюсь. Ну, в крайнем случае, уж шкура дороже стоит.
Вот поехали. Ехали, были. А лошадь идти-то не может, шатается из стороны в сторону. А он говорит:
— Иди!
А лошадь поглянет назад — ну что, не может идти.
— Тяни, говорю!
Лошадь опять поглянет. Хлыстнул лошадь — на дорогу пала. Он взял, голову отрубил ей. Жены говорит:
— Давай в хомут впрягайся!
Значит, она в хомут — и тянет. Едуть, доезжають (недалеко до родителей-то). Мать:
— Старик, смотри-ко, смотри, Марья-то тянет зятя!
А он берет бутылку водки да закуску. На сарай выходит, ворота открывает. Мать говорит:
— Доченька, Машенька, я тебе помогу во въезд выстать.
— Нет, не надо, не надо, мама, я сама.
Значит, вытянула. Отец, значит, стакан водки наливает:
— Ну, зять, молодец! — говорит.
Собрались все зятевья, все дочери. Значит, баню стопили, сами сходили мужики (тогда ведь мужики ходили о себе, бабы о себе ходили, не парамы). Ну, бабы ушли в баню. Говорят зятевья-то меж собой:
— Ох, у меня, говорит, жена какая послушная. Просто нарадоваться не могу,— то старший про Полю.
А другой:
— Ну, а у меня-то Оля неоценимая! А Иван говорит:
— Я хвастаться не буду, но у меня тоже неплохая. Чья скорее с бани выйдет, говорит, давайте позовемте.
Чай сели пить у окна (бабы в бане были). Старший говорит:
— Поля, давай, чай готовый, иди скорее чай пить!
— Сейчас, сейчас! (Не знаю, как мужика звали, забыл.) Второй говорит:
— Оля, иди давай скорее!
— Сейчас, сейчас, только оденусь, ды! А Иван говорит:
— Маша, давай скорее с бани — чай пить!
Маша не одевается, гола прямо бежит. Вот, значит, послушная, дак это послушная жена.


Записали В. П. Кузнецова, Л. Панкратова. Т. Тихонова, О. Яковлева
Шифр архива: НА 142/113
Опубликовано: Сказки Заонежья / Составитель Н.Ф. Онегина. Научный редактор А.Ф. Некрылова. Петрозаводск, 1986. С. 115-116.



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.