Новости
Контакты



 Уж мне-ка систь да видно, беднушке

 Заонежье


Исполнитель:
Зуева Александра Тимофеевна, 1879 г.р. с. Палеостров, записано в 1938 г.

Уж мне-ка систь да видно, беднушке



Плач по мужу

Уж мне-ка систь да видно, беднушке,
Нонь на брусову белу лавоцку
Ко его да телу мертвому,
Ко его да лицку бледному.
Да послухай-ка, пожалуста,
Уж ты, моя семья законная,
Уж ты, законная, сговорная,
Уж ты, любимая семеюшка,
Ходит смерть да ведь неумная,
Голова да нерассудная,
Уж у ворот не колотилася,
А в дом зашла да не спросилася.
Уж не видла смерть неумная
Взять ни старого, ни малого,
Человека волокидного,
Как увидла смерть неумная
Взять от меня семью законную,
От рожоных малых детушек.
Приоставил мне-ка, беднушке,
Одно по избе шатается,
Друго на руки давается,
А третье в люлецке кацается.
Придет летушко красивое
И пора-времяцко тоскливое,
И по полям поедут пахари,
А по лесам да пойдут тратори,
Да по озерам рыболовушки.
У меня, у многобеднушки,
На поляне нету пахаря,
В тенных лесах нету траторя,
На озерке рыболовушки;
Только есть у мня, у беднушки,
Глупы малы недоростоцки,
Недорослы деревиноцки,
Да недозрелы ягодиноцки.
Умом-разумом смешалася —
Как возрастить будет, беднушке.
Видать утушку по перышкам,
А сирот видать по платьицам.
Как отцовы дети, матерны,
Оны на улушке не дурливые
Да в избе не хлопотливые,
А как сиротски малы детушки,
Они на улушке дурливые
Да в избе да хлопотливые,
На обутоцку топтуцие,
На платьица держливые.
Я еще скажу, победная,
Да вдова благочестивая,
Уж тебе, семья законная:
Я бы этим умом-разумом
Клала сторожа молодого
Да я придверницка толкового,
Я ворот не отворила бы,
А смерти в дом не запустила бы,
Уж откупилась бы я, беднушка,
Я бы конямы, коровамы,
Я своимамы хоромамы.
Без тебя, семья законная,
У мня работа не работана,
Только силушка укротана;
Я в горях загоревалася,
Я в тосках затосковалася.
Нету верхня одеваньица,
Нету зимня согреваньица,
Уж нет обутоцки по ноженьке;
Находимся босешеньки,
Насидимся голоднешеньки.
Уж мы в избе сидим холодные,
А у стола сидим голодные.
Стоит пеценька обидная,
Стоят рамоцки пецальные,
Околенки слезливые,
Во углах одни ледоцеки,
На серодоцки сиротоцки.
Уж принаскоплено обидушки —
Да принакладено кручинушки
Три замченых коробеюцки,
А как злодейной-то кручинушки —
Сундуки да неподъемные.
Про все рассказывать —
Так наб бумажецка в чисто поле,
Наб чернилица в синё море,
Надо писаря толкового,
Грамотея размышлёного;
Систь на вешный день — не высказать,
Мне на ярый лед не выписать.
Есть горюшка — два морюшка,
Есть обиды — два озерушка,
Как проклятых горючих слез
Тут река бежит с порогамы
Да со шумливыма Онегамы.
Уж там тоска с горем смешалася,
Уж по утробушке катается,
А только в руки не давается.
Кабы были люди смелые,
Распластали груди белые
И поглядели бы у беднушки
На ретивоем сердечушке.
Там заносы снегу белого,
А погреба да льду холодного,
Там не тают снежки белые
В летну пору о Петрова дни,
Не разобьются льдочки ярые
Как о вешнею о порушку
Да без своей семьи законной


Собиратель: Михайлов М.М.

Опубликовано: Русские плачи Карелии / Подготовил Михайлов М.М., Петрозаводск, 1940, № 28



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.