Новости
Контакты



 Благослови-тко, боже господи


Исполнитель:
Матрена Филатовна Павкова, 1879 г.р., записано в 1938 г.

Благослови-тко, боже господи



Благослови-тко, Боже Господи,
Причитать меня, укладывать,
Погромчее выговаривать.
Ты бежи-тко, мой зыцен голос,
Со устов да серым заюшком,
Со языцка горносталюшком
По пути да по дороженьки;
Ты не стой-ко, мой зыцен голос,
Ты у рек за переходамы,
У ручьев за перебродамы,
У полей за огородамы,
А ты бежи-тко, мой зыцен голос,
Во церковь во соборную,
Там ударь-ка во большой колокол,
Чтобы шел звон по Русиюшки,
Шла бы жалость по знакомыим,
Чтобы знали люди, ведали,
Что я девушка просватаная,
Моя воля обневолена,
Нунь головка обзабоцена.
Клали волюшку в неволюшку
Да сердецко в попеценьице.
Отвернуться красной девушке
Во поцетный во большой угол,
Там на стенку на лицовую,
На икону золоцовую.
Там светло светит топилище,
Там слезно Богу молилися.
Я глядела, красна девушка,
Я на стенку на лицовую,
Будто вороны слеталися,
А там два сваты съезжалися,
И там родной кормилец-батюшка
Пропивает мою волюшку.
Я спрошу, девка невольница,
У кирпицной белой пеценьки:
Ты, кирпицна пецка белая,
Говори, не заговаривай,
Расскажи мне, не затаивай.
Середи да ноцки темноей
Кто огню был выдувателем,
Кто луцинки подавателем,
Кто светилу зажигателем?
Сама знаю, девка ведаю,
У добротушка у матушки
Хорошо пецка замазана,
Она крепко призакана:
Не расскажет мне-ка, девушке;
Сама знаю, сама ведаю,
Самой можно догадатися —
Выдувала огни тлящие
Доброта - родитель-матушка,
Подавал-то луцинушку
Братец, красное мое солнышко.
Как у мила братца родимого
Была этая луцининка
На болоте была ссечена,
За три года была сменена,
По мелку была расколота,
По часту была расщипана,
На собаке домой вожена,
На трех грядоцках дымленая,
Во трех пеценьках сушеная,
К этой свадебке пасеная.
Зажигал да воскову свецу
Мой родной кормилец-батюшка.
Я пойду, да красна девушка,
На брусову белу лавоцку,
Под косивцато окошецко.
Как на брусовой белой лавоцке
По сегодняшнему денецку
У сердецныих родителей
Надо мной нунь что случилося,
В доме все переменилося,
По мне окошко запецалилось,
Все стеколка затуманились:
Не видать да свету белого
Под косивцатым окошецком.
Там была улицка плановая,
Там площадки сторублевые,
Там сады были зеленые,
Были яблони лазуревы,
Распевали птицки-ташецки,
Там жупили соловеюшки
У меня, у красной девушки,
Потешали мою волюшку.
А по сегодняшнему денецку
В саду яблони повянули,
В саду вишенки поблекнули,
Захлебнулись птицки-ташецки,
Задавились соловеюшки.
Ох-ти мнешенько тошнешенько.
Верно мне, да красной девушке,
Мне одной думы не выдумать,
Во потай рецей не высказать.
Подо мной, под красной девушкой,
Нонько вдоль доска не ломится,
Поперек доска не колется.
Надо выстать красной девушке,
Стать на резвые на ноженьки,
На сафьяные сапоженьки.

(Обращается к отцу)

Где-то есть у мня,, у девушки,
Где родной кормилец-батюшка?
В доме нет, так поищите-тко,
Во деревне поищите-тко,
Ко мне, к девушке, пошлите-тко.
Вы, родной кормилец-батюшка,
Допустите красну девушку
Не в-первых меня, в последниих
Со бажёной вольной волюшкой.
Не должна я на ногах стоять,
Должна девушка в ногах лежать,
Должна клубушком кататися,
Должна червушком свиватися,
До желанья добиватися.
Ты, родной кормилец-батюшка,
Пожалей-ка меня, девушку,
Ты мою бажёну волюшку,
Я ведь дочь твоя бажёная,
Твоя дочь была любимая.
Ты родной кормилец-батюшка,
Я за ваше возращеньице
Отнесу благодареньице.
Ты держал да меня, девушку,
Во прекрасном во девочестве,
Будто крест да на белой груди,
Будто перстень на правой руки.
У кормильца—света-батюшки
Была словцом не огрублена,
Я работкой не огружена,
На гулянье не задержана,
Что во праздницках годовыих,
Воскресеньицах христовыих
Были конюшки запряжены
И извозцицки налажены.
Вот, родной кормилец-батюшка,
Не прошу я, красна девушка,
Не судимую сторонушку,
Я не на поле долиноцки,
Я не в доме половиноцки,
Только, родной кормилец-батюшка,
Наделите меня, девушку,
На судимую сторонушку
Вы таланом меня, участью,
Вы господней божьей милостью.
Как, родной кормилец-батюшка,
Ты веди обидну свадебку
Ты чесно да свадьбу имянно.

(Обращается к матери)

Где-то есть еще у девушки
Где родитель, моя матушка,
Тепла права моя пазушка,
Где денна моя заступница,
Где ночная богомольница.
Она ночь богу молилася,
Днем от ветру становилася—
Буйны ветрышки не веяли,
Добры людишки не баяли
Про меня, про красну девушку.
Ох-ти мнешенько тошнешенько,
Мне-ка жаль воли тошнешенько,
Жаль гораздо обиднешенько.
Ты, родитель, моя матушка,
Наклонись ко мне низешенько,
Подойди ко мне близешенько,
Обними меня крепешенько.
Будет жаль тебе тошнешенько,
Я ведь дочь твоя родимая.
Что, родитель моя матушка,
Ты, великое желаньице,
Не сердитесь-ка, не гневайтесь
На меня, на красну девушку,
Не губите мою волюшку.
Ножкой левой проступилася,
Ручкой правой промахнулася,
Девка Богу помолилася
Во проклятое замужество.
Я пошла, потом схватилася.
Как, родитель, моя матушка,
Во прекрасноем девочестве
Ты держала меня, девушку,
Будто гостейку во горнице,
Будто ташецу во клетоцке.


Собиратель: Михайлов М.М.

Опубликовано: Русские плачи Карелии / Подготовил Михайлов М.М., Петрозаводск, 1940, № 54



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.