Новости
Контакты



 Ковер Единович

 Заонежье


Исполнитель:
Трухавая Агриппина Федоровна, 1879 г.р. с. Липовицы, записано в 1938 г.

Ковер Единович



Как во славноем во городи во Кееви,
Да у ласкового князя у Владимира
Начинался пир да на двенадцать дней.
И аще вси да на пиру да наедалиси,
И аще вси да на пиру да напивалиси,
И аще вси да на пиру да й поросхвастались.
Умной хвастает отцём и матушкой,
А безумной хвастает молодой женой.
Кто ли хвастает имением-богачесьвом,
Кто ли хвастает своим добрым конем,
Кто ли хвастает бессчетной золотой казной.
«И уж как что же ты, Ковёр Единовиць,
И ты сидишь-таки, ничим не хвастаешь?»
«Ой мни нечем против вас-таки похвастати:
И мни похвастать не похвастать отцом-матушкой —
И как отца-то и матушки в живых их нет.
И мни похвастать не похвастать золотой казной —
И золотой-то ведь казны да й у меня здесь нет.
И мни похвастать как имением-богачесьвом —
И как имения-богачесьва у нас зди нет.
И мни похвастать не похвастать молодой жоной,
Молодой жоной Настасьей-королевицьной —
И она всих-то вас продаст и выкупит,
И тебя-то князя-солнышка с ума сведет».
Как уж это слово князю не в любовь пришло.
«Ах вы подьте-ко, мои да слуги верный,
И вы тащите-ко Ковра да в место крепкое,
Не на много не на мало — ровно на шесть лет».
И подхватили тут уж скоро слуги верный,
И кладывали ведь его да в место крепкое,
Не на много не на мало — ровно на шесть лет.
И как прознала тут Настасья-королевична,
Стала с горенки во горенку похаживать,
Стала женскима кудёркамы потряхивать
И стала белыма руками-то размахивать.
«И мне деньгамы-то мни стать — его не выкупить,
И мне людямы-то ведь стать— его не выпросить.
Буде выкуплю — уж я не выкуплю,
Буде выпрошу — уж я ль не выпрошу,
Только своей я уж женскоей догадоцькой.
И вы бежите-ко, мои да слуги верные,
И вы несите мужнии светлы платьица,
И отсекайте-ко вы желтые кудёрышка.
Уж как наш-то ведь Ковёр Единович,
И он засажоной-то в место крепкое,
Не на много не на мало — ровно на шесть лет.
И я поеду от собаки Калина
И уж я сватать княженецкую племянницу».
И прибежали тут уж скоро слуги верные,
И принесли-то мужни светлы платьица,
И отсекли-то у ней желтые кудёрышка.

(А дальше-то не помню. Только помню, что мужа выручи¬ла. Достала отсюль. Аще помню:)

Племянница говорила:
«Не умной ты, дядюшка,
И не разумной ты, мой дядюшка,
Хоцешь девицу отдать ведь ты за девицу.
Походочка у нее естя женская,
Пальчики есте женские».
«Я пойду аще посла да попроведаю».
Вывел ю с борьцами,
Она в руку трех и в другу трех,
И седьмого наддатком.
Потом дядя и не стау ю спрашивать,
А стал просватывать.
Пошел тут у их веселой пир.
Последней день посол не весел стау.
«Что же ты не весел стау?»
«Дайте мне загусельщичек».
Ну а дядя говорит:
«Не дать косла

«Так слышала» (примеч. Сказительницы). Очевидно, Ковра.

— так разгневить посла».
Ну а тут она взяла как-то мужа и поехали.
Раскинули шатры в поле и стали отдыхать.
А она али ён сказали:
«Не честь-хвала нам молодецкая,
Когда мы молча уехали со города со Киева».
Ну и оны вернулись взад.
Тут ему и сказал князь Владимер стольне-киевский:
«Уж как ай же ты, Ковёр Единович,
Уж как знал ты похвастать молодой женой,
Молодой женой Настасьей-королевичной,
И она всих-то нас уж продала и выкупила,
И меня-то уж она да й с ума свела.
Ты торгуй теперь у нас да й во Кееви
Веки-повеку да и век довеки.


Собиратель: Родина Е.П.
Шифры архивов: НА 68/35-а
Опубликовано: Русские эпические песни Карелии
/ Подготовила Черняева Н.Г. Петрозаводск, 1981, № 17



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.