Новости
Контакты



 Добрыня и Алёша

 Пудожье


Исполнитель:
Ремизова Ксения Егоровна, 1885 г.р. д. Алексеево, записано в 1961 г.

Добрыня и Алёша



Была цостна вдова Офимья Олександровна,
Был у ей сынушка Добрынюшка Микитиниц,
Силушка была непомерная.
Сделалось собраньице у царя у великого.
Повещают его на собраньице,
На собраньице, на совещаньице.
Сходил туды-ко Добрынюшка Микитиниц,
Приходит с собраньица невесёленький да угрюменький.
Спрашивает его матушка,
Цостна вдова Офимья Олександровна:
«Ты Добрынюшка да сын Микитиниц,
Как тебя ведь там да огорцили же,
Невесёлый да ты пришел,
Видно, мйстецко дали не по разуму,
Обнесли тебя царой зеленым вином?»
«Ты цестна вдова Офимья Олександровна,
Как любимая да моя матушка,
Мне-ка мйстецко да было первое,
Была цара вина да налита первая.
Как Владимир-князь стольно-киевский
Наложил мне службу великую:
Мне идти на войну да на сраженьице,
А человеком-то да мне-ка первыим.
Еще ты, родитель моя матушка,
25 Как родйла-то меня на светушку,
Опустила бы ты меня на поле пылиноцкой,
А на цисто поле травиноцкой.
Как поутрушку вставать ранёшенько,
А справляться мне да поскорешеньку.
Вы останетесь-то, вы победные,
Как Настасьюшка да доць Микулична,
Еще ты, родитель моя матушка.
Мне отправитьсе да во цисто поле».
Как поутрушку да ранёшеньку
А Добрынюшка сын Микитиниц
А как не елося ему, не пилося,
Он садился тут да на добра коня,
Отправлялся тут да на войну туды,
Как Настасью-то да он Микуличну
Ен давал наказ да все наказывал:
«Ты Настасьюшка да доць Микулична,
Уж ты год мене жди, как не дождешься,
И второй меня жди, как не дождешься,
Ну и третий жди, как не дождешься,
Так хоть вдовой живи, а хоть замуж пойди,
Не ходи замуж да за Олёшеньку,
За Олёшеньку да за Поповица:
Смёлой-то Олёшенька да мне-ко-ва подкрестовый брат,
Мы крестами-то да с ним менялисе,
Дак ён ведь мне-ко-ва подкрестовый брат».
Распростилисе да поехали.
Как поехал Добрынюшка Микитиниц.
Как прошло тут времецко да скорое,
А три годушку прошло да миновалосе,
А нет Добрынюшки ни вестоцки,
А никакого тут нет извистьица.
Ещё смелый-то Олёшенька Поповиц-то
Да стал Настасьюшку да доць Микуличну,
Да стал он сватать-то да посватывать,
Да как она не идет за него.
А Владимир-князь стольно-киевский
Да постращал-то ю да таковым словом:
«Ты Настасьюшка да доць Микулична,
Не пойдешь за Олёшеньку в замужество —
Мы во старици да тебя постригём,
В монастырь-то мы да тебя отошлём».
Настасья тых страстей да побояласе,
И побояласе да пострашиласе,
Ена пошла за Олёшеньку-то Поповица.
Ёны клали пир да на двенадцать дён.
А Добрынюшка-то да сын Микитиниц
ЁН лежит-то ведь да во цистом поли,
А сквозь тело бело трава проросла.
И прилетали тут голубь со голубкою,
А стал тут голубь прогуркивать,
Со голубкою стал проговаривать:
«Ты Добрынюшка да сын Микитиниц,
Ты лежишь ведь тут да во сырой травы,
А твоя жона за замуж пошла
Да за смелого Олёшеньку Поповица,
А не с охвотушки пошла, с неволюшки.
Ена тых страстей да побояласе,
Государьскиих да пострашиласе,
А ёны клали пир да на двенадцать дён.
Дак ты ставай, Добрыня, со булынь-травы».
А ставал Добрынюшка с булынь-травы,
А садился ён да на добра коня,
Приезжал Добрынюшка к своей матушки,
Да к Офимье ён да к Олександровне.
Ён стуцит-гремит да во первой закон.
«Ты пусти меня, Офимья Олександровна,
Как любимая да моя матушка».
Его матушка да испугаласи.
«Горька пьяница да голь кабацкая,
Голь кабацкая да подорожная,
Отойди-тка проць да от моих ворот,
От моих воротец от решётчатых.
Кабы был Добрынюшка во живности,
Не дошло бы тебе надругатисе
Над моим домом да над сиротскиим».
Того Добрыня не пытается,
ЁН стуцит-гремит да во второй закон.
«Ты пусти меня, да родна матушка».
Отворяет воротецка решётчаты.
«Дай-ка мне-ка, дитя, пощупати:
Да на головушке да у Добрынюшки
Было родимное знадебко на верховище».
Как пощупала да его матушка —
Дак обрадела тут.
Да своего сына человала в уста сахарные,
А провела себе да в горницы.
«Ты Добрынюшка да сын Микитинич,
А как твоя жена да есть замуж пошла,
Не с охвотушки пошла, с неволюшки,
Ена тых страстей да побояласе,
А за смелого Олёшеньку Поповица».
«Ты цестна вдова Офимья Олександровна,
А любимая да моя матушка,
Неси-тко мне гусёлышка яровчаты.
Я пойду-ка, справлюсь на поцестной пир,
На поцестной пир, да к молодой жены».
И приходит ён да на поцестной пир.
«Пропусти-тко да меня, скоморошинку,
А скоморошине мисца немножечко».
«А окоморошно мисто на запорье».
Как выстал Добрынюшка на запецек
Да заиграл гусёлышка яровцаты,
Как Настасьюшка да доць Микулична
За столом ёна да зашаталаси.

(Узнала, видно.)

«Опустите-тко скоморошинку,
А пусть садитсе с нами за дубовый стол».
Опускалсе ён да Добрынюшка,
А садился к столу дубовому.
Наливали цару зелена вина,
Подносил Настасье Микуличне.
«Ты Настасьюшка да доць Микулична,
«Уж ты пей до дна — дак увидашь добра,
А не пьёшь до дна — не увидашь добра».
Как Настасьюшка да доць Микулична
Эту цару брала правой рукой,
Выпивала ёна да на единый вздох,
А там лежит кольцо да обручальное,
Которым ёны с Добрынюшкой обруцалисе,
А когды венцалисе да обруцалисе.
«Так не тот мой муж, кой возли бока,
А тот мой муж, кто против меня».
Как Добрынюшка да сын Микитинец
А взимал Олёшеньку за желты кудри,
А бросал Олёшу о дубовый пол.
«От живого мужа жбны не бери».
ЁН царю отнес да благодарственну.
«Не велел ведь я да жоны замуж дать
За Олёшеньку да за Поповица, Т
ак ведь вы меня да не послушали».


Собиратель: Григорьева Г.
Шифры архивов: НА 21/130
Опубликовано: Русские эпические песни Карелии
/ Подготовила Черняева Н.Г. Петрозаводск, 1981, № 28



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.