Новости
Контакты



 Чудесные дети

 Карельское Поморье


Исполнитель:
Иванова Анна Ивановна, возраст неизвестен, д.Гридино, записано в 1935 г.

Чудесные дети



Жил-был царь. У царя был сын, запросил он жениться. Папаша приказал, чтобы в городе огня не было видно вечером. Приказал сыну:
— Где найдешь огонек, там и невеста тебе, там и женись.
— Ну ладно, — отвечает сын.
Вот ходил-ходил сынок, все огни притушены. Глядит — огонек позади города горит в избушке. Вот он пошел к избушке и под нею стал. Вот видит, сидят три сестры, сами рассуждают. Старшая говорит:
— Если бы меня Иван-царевич взял, я бы вышила ковер-самолет.
Втора говорит:
— Кабы меня Иван-царевич взял, я бы вышила шириночку шелком.
А третья, меньша, говорит:
— Как бы меня Иван-царевич взял, я бы принесла ему в трех брюхах по три сынка, девять сынков, как ясных соколов, во лбу солнце, в затылке месяц, по косицам часты мелки звездочки.
Жених-то под окном и слушает. Как она проговорила, он и скажет:
— Ух, не отпирайся.
Приходит к ним в комнату, потом домой ушел, ночь проспал. Утром к отцу приходит и говорит:
— Батька, позволь мне таку взять.
Привел невесту, взяли да и повенчались. Вот она забеременела, в положении. Прошло сорок недель, она и принесла. В байну привели, она там и принесла. А яженя идет к Ивану-царевичу.
— Куда идешь? — говорит яженя.
— Я, — говорит, — иду за бабкой. Яженя и говорит:
— Возьми меня.
Ну он и взял. Взял привел в байну, а женка сидела в байне, она и пикнуть не смела (досельны люди не таковы, как теперь), когда яженя утащила сынков в чистополье и превратила в кошечек, и приносит Ивану-царевичу.
— Ты, — говорит, — хвастался, что она принесет трех сынков, а она вот каких принесла.
Иван-царевич пожалел, да нече уж делать, сделанного не изменишь. Вот он опять поплыл, яженя обернула детей волками в чистом поле, и остались они в чистом поле бегать, день волками, а ночью соколами.
Вот опять баба (жена) была-побыла, побыла и притащила через сорок недель трех сынков в байну. Пошел Иван-царевич бабку искать, а ему навстречу яженя. Она его поджидает. Прошел он мимо ее, а она бежит вслед за ним и говорит:
— Возьми, Иван-царевич, меня.
Ну он и взял. Пришли в байну и не смотрит, что хошь там родилось, оставил яженю и ушел. Вот она взяла трех сынков, принесла ему собачьих щенят.
— Вот ты, Иван-царевич, форсил, что она принесет трех сынков как ясных соколов, в брюхах, а она вот что тебе принесла (а трех унесла в чисто поле, обернула волками), щенят малюсеньких. Было-побывало, понесла опять баба, забеременела, через сорок недель она опять приносит детей (ушла в байну и там приносит) и говорит Ивану-царевичу:
— Ищи бабку.
А сама двоих притащила, а третьего в косу заплела. В косу заплела, а бабка-яженя приходит и спрашивает:
— А где третий? А она и говорит:
— Нет, бабушка, двоих только принесла.
Двоих брала яженя да в чисто поле, и обернула волками, на день волки, на ночь соколами. Вот затем приносит щенят, котят, показывает:
— Вот, любуйся, ты говорил, что она принесет девять сынков — ясных соколов, а она принесла тебе восемь.
Иван-царевич задумался. Взял бочку, положил в нее на три года хлеба, пищи, закупорил жену и спустил в море. В море спустил, вот их потащило, носит да носит по морю. Она (жена), как спустил ее в море, расплела косу. Ребеночек растет не по дням, а по часам. Их носит по морю, он и говорит матери:
— Кабы погода пала, нас на берег принесло и разбило.
Она скажет:
— Из твоих уст да богу в уши.
И затем погода пала, прибило бочку, разбило. Они да и вышли на остров среди моря. Корабли мимо ходят а не приворачивают (пустой остров). Сыну да и скажет мать:
— У отца твоего есть полаты, белокаменные, гавань, корабли, все есть у твоего папаши, слуги, прислуги.
Он ходил, ходил и говорит:
— Как бы это у нас было. А она и говорит:
— Дитятко, из твоих уст да богу в уши.
Все и появилось. У них стало и гавань, и пристань, полаты на берегу раскинулись. Теперь идет по морю корабль и приворачивает на остров в гавань. Узнали, кто живет здесь, сын с маткой, кухарки-работники. Все, что у царя есть, то и у них. Вот приходит корабль в гавань к царю. Вот он и спрашивает:
— Чего хорошего на Руси?
(А царь взял бабку-яженю замуж, так они и живут). Вот яженя и ругается, что царь спрашивает «что хорошего на Руси». А они отвечают:
— Да вот на море остров есть. На веку ничего не было на нем, птицы не было, а теперь живут няньки, кухарки, с матерью с сынком.
Вот корабль обратно идет от города и приворачивает к острову в ту же гавань. Он и скажет:
— Матенька, кабы нам такой корабль. Она и говорит:
— Дитятко, из твоих уст да богу в уши.
У их корабль и сделался. Идут снова другие корабли, идут и приворачивают к им. Притворили и ушли к царю в гавань. И спрашивает царь:
— Чего хорошего на Руси деется, когда ходите вы по морю?
Они рассказывают, что на острову живут люди. У них есть все, что есть у царя, чисто поле и все на свете. Яженя и ругается на царя, что он спрашивает у каждого прохожего, у проезжего, что ей не по душе.
Сынок и скажет матери раз:
— Как бы мне папашу увидать! Она скаже:
— Яженя тебя уходит, не ходи.
Но потом согласилась. Вот затемнело, мать обернула его комаром. Вот затематко1, когда приворотил корабль, он к папаше поехал на корабле, которые пришли к папаше. Вот комар на оконницу сел и слушает, что говорят матросы в палате. А они зашли к царю, вот он и спрашивает:
— Что есть на белом свете? А они и отвечают:
— Есть дом, палаты, корабли на острове, в палатах все то, что у царя есть.
А яженя похвастала:
— У меня, у брателка, есть бык, на хвосте байна, на середки озеро, а на голове церква. В байне помыться можно, в озере покупатися, в церкви помолитися можно.
Вот затематко он слушал-послушал. Матросы вышли на корабль и ушли в море, и на остров пришли. Пришел сын к матери и говорит ей:
— Яженя хвастает: «есть у меня бык у брателка, на хвосте байна, на середке озеро, а на рогах церква; в байне помоются, в озере искупаются, в церкви помолятся. Вот затематко, матенька, — скажи он, — кабы у нас».
Она и говорит:
— Из твоих уст-да богу в уши.
У их это сделалось тако. Было-побыло, корабли опять пришли, приворотили и опять в город ушли. Вот опять он у матери просится:
— Матенька, отпусти меня к отцу.
Вот она его отпустила. Он опять комариком сделался. Пришли корабли. Он как и раньше на оконце сел. Рассказывают матросы, что есть на острове что угодно. Она опять, яженя, захвастала:
— У меня, у брателка, есть озеро хрустальное, берега кисельные, ложки серебряны, хлебай сколько хошь да убыли нет.
Пофорсила, пофорсила яженя, и затематко корабли обратно ушли. Приплыл с кораблем сынок материнский и говорит ей, что рассказала, форсила яженя.
А она отвечает:
— Из твоих уст да богу в уши.
Вот затематко опять корабли приворотили к ним. Он задавается2:
— Матенька, спусти меня.
Она опять отпустила. Вот он затематко на окошко комариком опустился и слушает, что говорят. Все рассказали матросы царю, что есть на острове озеро хрустальное, берега кисельны, ложки серебряны, хлебай сколько хочешь. Вот затематко яженя и скажет:
— У моего брателка есть восемь сынков, как ясных соколов, днем волками, а ночью соколами становятся.
Ну ладно, сказка-то скоро сказывается, а дело-то не скоро делается. К матери приезжает сын на пароходе и говорит:
— Матенька, вот яженя похвастала, что есть восемь сынков, как ясных соколов, у ей брателка, днем волками, а ночью молодцами.
— Вот, дитятко, — отвечает ему мать, — это твои брателка, а мои дети.
Вот взяла из титок молока нацедила, восемь колобков сделала, слепила и говорит:
— Пойди в чисто поле, сядь под вершинку елки, они ночью прилетят, обернутся соколами.
Вот он на корап сел да и ушел и не идет к отцу, а велел матросам в гавани дожидаться, а сам ушел. Прошел вдаль, вечер пришел, под лесину сел. Восемь волков прибежало, о землю хлопнулись, молодцами обернулись. Затематко они поели попили и легли спать. Он положил под подушку каждому по колубку. Перетряхнули изголовья братья его. Увидел; один колубок, съел, капли молочка на губах только остались. Затем все семеро съели по колубку и больше обернуться не могут. Вот затематко они думают, как бы им к маме попасть.. Затематко вышел девятый, поздоровался с ними, поцеловался,, затем, он их взял и увел на корап. Приходят к матеньки, мать обнимали, целовали. Вот затематко живут они преспокойненько. Корабли ходят мимо, приворачивают в гавань. Вот эта весть дошла до царя, что у царицы на острове есть девять сынков. Ну ладно. Яженя и задумалась. Жили-пожили, вот думают сыновья: «Как нам папашу достать?» Вот они собрались, сели на свой корап и мать тоже ихняя, поехали, вся семья за отцом. Идут к царю в гавань. Пришли в гавань, выстлали сукно. Затем сыновья расстреляли яженю, а царя увезли туда на остров и стали потом жить-поживать да добра наживать.-


1Затем.
2Просится.


Собиратель: Этина И.
Шифры архивов: НА 56/216
Опубликовано: Русские народные сказки Карельского Поморья / Составители Разумова А.П., Сенькина Т.И., редактор Колесницкая И.М., «Карелия», 1974, № 11



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.