Новости
Контакты



 Дядя Колец

 Пудожье


Исполнитель:
Макарова Ксения Григорьевна, 1928 г.р., записано в г. Петрозаводск, 1993 г.

Дядя Колец



Ко́лец – прозвище. Ему фамилия - Пименов или Елисеев, на верно Пименов, там больше Пименовых в Пёлгострове. Это был мамы дядя родной. И мама рассказывала, когда она выходила замуж, то она гуляла с парнем со своей деревни с Пёлгострова. Мама у нас с Пёлгострова. И говорит, ездила в Ке́васалму. Раньше ведь по деревням, вот сейчас Спасов день будет двадцать восьмого. Вот в Ке́васалмы этот праздник, Спасов день. И мама приехала в Ке́васалму, и там плясали кадрель ходили. И вот папа пригласил маму в кадриль плясать. И, видимо она понравилась ему, и он поехал зимой свататьсе.
Приехали свататьсе а мама никак не хотела, потому что она любила парня со своей деревни.
Папа красивый, хороший был, молодой. Все, не какой-нибудь такой замухрышка или что-то, чтобы пьяница или кто-то. Но мама не хотела, потому что она с другим гуляла и не хотела даже смотреть. Дак он, два дня они жили или три дня мама все не соглашалась. А папа ее, дедушка мой сказал:
- Я даже тебя за дочь не буду считать, если ты за его не выйдешь!
Раньше ведь выдавали замуж, что по семьям, что можно ли в эту семью выдать дочь. И ей папа сказал:
- Ты даже меня отцом не зови, если ты за его замуж не выйдешь!
Дак мама, говорит, я два дня ходила, плакала. А потом вот дядюшка Ко́лец, говорит, пришел и говорит:
- Ма́нюшка, чего ты плачешь? - Вот мама-то рассказывала сама.
- Чего ты, Ма́нюшка, ходишь такая, наплаканная и понурая все смотрю?
А вот мама и рассказала. А он говорит:
- И не выходи! Не хочешь - не выходи! Принеси подушечку перьевую сюда.
Я, говорит, принесла. Раньше же лавки были там из досок, лавки широкие.
- Давай-ко, садись сюда на лавку со мной, сядь на подушечку, посиди.
И, говорит, он гладил меня только по голове так, поглаживал, как жалел.
- Не выходи, не выходи замуж, как не хочешь. А только сядь, посиди и успокойся, не плачь.
И мама говорит, я не знаю, посидела, а потом сама думаю: "А чего я замуж-то не выхожу, такой парень хороший, красивый, и чего я не выхожу?" И согласие сразу дала. Он потом, дядя Ко́лец [маму] спрашивал:
- Манюшка, давай я тебе много наговорю, что у тебя ведь дети будут, да выйдешь замуж дак, я тебя научу и с детьми, и всего ведь, они мало ли, будут болеть и всего.
Дак мама говорит:
- Ну-у! - Тоже, как молодые были дак, в то время, - ну, чего там мне надо будет!
А вот потом мама жалела, когда умирала, говорит: "Сколько он всего знал, а вот я не переняла от него".
Придешь - у него много ос было, летало. [Я] маленька приду, в избе. Избы же раньше были, не было труб, вот как в бане топится печка, и идет этот дым. По-черному.
Только придешь к нему, через порог - были осы. А я сразу к отцу или к маме прижмусь, боюсь, ведь осы - дак как это?
- Идите, не тронут. Кого надо - не тронут, кого надо - тронут осы. А вас не тронут.
Значит, он знал какие-то слова. И осы не трогали.


Зап. Кузнецова В.П., Окунев А.В., 1993 г.
Шифр архива: ФА 3300/33.
Опубликовано в кн.: Памятники русского фольклора Водлозерья: Предания и былички / Изд. подгот. В.П. Кузнецова. Петрозаводск, 1997. С. 112.



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.