Новости
Контакты



 Про Ивана-царевича

 Заонежье


Исполнитель:
Палтусова Анна Ивановна, 67 л., п. Ламбасручей.

Про Ивана-царевича



Вот три сестры в бане чесали лен и разговаривали. (Бывало, в байнах лен чесали, трепали.) А Иван-царевич слушал в коридоре.
Первая сестра говорит:
— Взял бы меня Иван-царевич замуж, я бы с одного повесьма сделала бы полотенце и простыню.
А вторая сестра говорит:
— Как бы меня взял Иван-царевич замуж, я бы с одного повесьма сделала полотенце, портки и настилальник (простыню).
А третья говорит:
— Меня бы взял замуж Иван-царевич, я бы с трех животов родила бы ему девять сыновей – по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке.
Иван-царевич выслухал и стал эту сватать, которая принесет девять сыновей в трех животах. Вот они поженились, и она в первом животе принесла ему трех сыновей — по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке.
(Бывало, в деревне бабили.)
Была бабка Егибиха, у нее была дочь Настасья Прекрасная. Бабке было надо, чтобы Иван-царевич взял замуж ейную дочь.
Вот она пошла бабить к ему. Байну вытопила, понесла детей этых, сошла в чисто поле, клала их на долонь, фукнула — они и улетели куда-то. А оттуда взяла трех собачек маленьких, пришла и говорит:
— Вот, Иван-царевич, тебе жена говорила, что я тебе рожу трех сыновей — по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке, а принесла трех собак.
А он смирился. Забеременела второй раз уже жена. Опять принесла трех сыновей. Опять эту бабку Егибиху взяли тоже бабить. Она (Егибиха) сошла в чисто поле, клала их на долонь, фукнула — они и улетели куда-то. А оттуда взяла трех котят, принесла Ивану-царевичу и говорит:
— Жена тебе обещала родить девять сыновей — по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке, а принесла трех котят.
Он опять жене простил все это. Она забеременела в третий раз. И тоже принесла таких же троих сыновей — по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке.
Только сейчас она отдала двух, а третьего у себя в пазухе оставила. Опять эту бабку взяли бабить, Егибиху-то (бабку Егибихой и звали).
Она принесла их в поле, клала их на долонь, фукнула — они и улетели куда-то. Взяла оттуда двух поросят:
— Вот, Иван-царевич, тебе женка обещала принести девять сыновей — по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке, а принесла восемь зверят.
Что сделать осталось Ивану-царевичу? Взял сколотил бочку и посадил жену в бочку. А того и не знал, что у нее с собою ребенок, какого она обещала. Спустил бочку по морю плавать. Бочка колыхалась, колыхалась по морю, уж сын стал говорить. Говорит:
— Мама, что бы эта бочка к берегу приколыхалась.
А мать говорит:
— Ну, сынок, из твоих бы уст да богу в уши.
Немного побыли, и вдруг бочку по каменьям застукало. Потом сын говорит:
— Мама, что бы в этой бочке обручья лопнули!
— Ну, сынок, из твоих бы уст да богу в уши.
Немножко времени прошло, и в бочке этой обручья лопнули. Мать и сын вышли на гору. Сын и говорит:
— Мама, что бы на этом месте выстроилось такое же царство, как у Ивана-царевича. (А это они уже были на острове.)
Мать говорит:
— Ну, сынок, из твоих бы уст да богу в уши.
Немножко времени... так уже и царство, что у Ивана-царевича, и даже лучше, стало! И стали они, мать и сын, жить. Мать и рассказала ему про восемь братьев, как она отдавала Егибихе сыновей-то...
А он ходил, ходил и говорит:
— Мама, я пойду братцев искать!
— Ну, куда ты пойдешь искать?
Он вышел в чисто поле, в чистом поли сарай такой. И он сам обрядился (спрятался), чтобы они не видели его, и смотрит на них. Пришел к матери и говорит:
— Я видел восьмерых братьев своих, такие же они есть, как и я: по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке. Мама, начиркай с груди молока и сделай на этом молоке груднём девять колубков.
Вот мать сделала. Он и пошел в тое же место, где он их видел. Приходит, на стол положил девять колубков, сам опять обрядился (спрятался). И вдруг приходят восемь братцев, и все в сарае засияло от этих братцев — такие они золотисты. Они схватили все по колубку, а девятый-то и остается. Едят и похваливают:
— Эти колубки, как на матушкином молоки. Братцы, почему же здесь девять колубков? У нас, наверно, где-то есть девятый братец?
Но он не показался им опять, еще раз ушел к матери. Опять просит:
— Мама, начиркай с груди молока и сделай на этом молоке девять колубков.
Утром мать сделала, он и пошел. Приходит, опять на стол положил, приходят восемь братцев. Эти колубки взяли, а девятый остался тут. Вот они и стали вызывать девятого братца, он и вышел, девятый братец. (А матери сказал, что я сегодня приведу братцев.)
Вот он стал их звать, они долго не шли, но потом согласились. Идут, а мать смотрит: так все сияючи сияет от девяти братцев. Как зашли в дом, так мать сама не верит, что в свое царство вернулись сыновья (брат привел младший). Который брат нашел, этот опять сидит и говорит:
— Мама, что бы через эту речку стал мост!
Мать и говорит:
— Ну, рожоный, из твоих бы уст да богу в уши. Утром встали, уже мост через эту речку стоит. Опять сын
и говорит:
— Мама, что бы к нам стали нищие ходить!
Но, на второй день и пришла нищая старушка. Они угощали эту старуху и с собою надавали. Старуха пришла к Ивану-царевичу обратно-то, к отцу ихнему, рассказывает:
— На острове есть дом, так лучше твоего царства; около дома дак столбики точены, головки золочены, а как сыновей у матери... девять сыновей, по колен ножки в золоти, по локоток ручки в серебре и на кажной волосиночке по скаченой жемчужинке.
А этот Иван-царевич уже был женат на Настасье Прекрасной, на Егибихиной дочке. Вот как старуха рассказала, он и думает: как ему говорила жена — так такие там и сыновья.
И он стал нищую просить, что сходи туда, спроси мне разрешения, чтобы мни туда сходить. Старуха сходила, спросила, они ему разрешили прийти. Он приходит —и там та же самая жена, на которой он женатый был, да и сыновья, каких она ему обещала. Он стал просить их вернуться в его царство. Младший сын согласился прийти к нему в царство со всеми братьямы. А жена только сказала, что тую жену куда хочешь девай, только лишь бы не было ее.
Он приехал домой, ту жену привязал к жеребцу и отправил в чисто поле, куда бабка этых детей носила. Ну, жеребец растрепал ю на куски там. А потом он пошел за этыми сыновьямы туда, на остров.
Как вывел их из царства, так это царство сразу все и развалилось. По мосту идут — и мост разваливается.
Они перешли к отцу жить. Все.


Записали Н. Ф. Онегина, Э. П. Кемпинен в 1982 г.
Шифр архива: НА 147/10
Опубликовано: Сказки Заонежья / Составитель Н.Ф. Онегина. Научный редактор А.Ф. Некрылова. Петрозаводск, 1986. С. 154-157.



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.