Новости
Контакты



 Про Иванушку-дурачка

 Карельское Поморье


Исполнитель:
Павла Васильевна Миккова, 69 лет, д. Поньгома, Кемский р-н, 1967 г.

Про Иванушку-дурачка



Жил-был в давнее время один старичок, а у него было три сына. Старшие сыновья были умные, а третий был дурачок, вот и назвали его Иваном.
Вот поедет Степа да Андрей в лес за дровами, да еще куда-нибудь, а Иван все дома да на печке. Вот однажды невестки и говорят:
- Да что он такой у нас? Никуда не ходит да не ездит, хоть бы ты Иван постыдился, да дров нарубил.
- Да не могу.
Два поженились брата, а Иван так погуливает да посвистывает. Вот отец заболел и говорит:
- Вот, сынки, как умру, так придите ко мне на кладбище. На первую ночь старший, а на вторую второй, а на третью – ты, Иван-дурачок.
/Умер отец/. Задумались братья: «Как среди ночи пойти на кладбище? Вот похоронили. На первую ночь надо идти старшему. Одевается, обувается, берет ружьишко на плечо, вышел на улицу, постоял немного – жутко, холодно, да на сарай зашел, целу ночь пролежал. Лежит себе и думушки не думает, что надо идти к отцу. Утро настало, явился домой Степан. Жена спрашивает:
- Ну что тебе батюшка сказал?
- А ладно, пойдет завтра Андрей, так узнает, что ему скажет.
Вот так напоила, накормила. Степан ничего не говоря.
Приходит вечер, надо идти Андрею. Андрей также одевается, обувается, вышел на улицу, ружье за плечи положил. Постоял немного и тоже на сарай. На сарае целую ночь пролежал. Утром приходит домой, его спрашивают братья:
- Что тебе сказал отец?
- А что тебе, то и мне.
Ну опять, поел, попил. Вечером надо уже Иванушку идти. Вот он оделся, обулся, шубенку на себя, топор под пояс и пошел. Пришел на кладбище, постоял немного, походил, посвистал, сел на могиле, вдруг земля затряслась. Земля затряслась, камни заотваливались. Он смотрит дак и думушки не думает бояться. Топориком пощалкиваёт да посвистяваё. Вдруг гробница открылась, отец и говорит:
- Ну, Иван, сумел придти, дак сумей и царевной владеть, да еще и моим конем.
- А что у тебя за конь, батюшка?
- А вот у меня конь – то ведь знаешь Сивко-Бурко-Воронко, который служил мне век и также тебе будет служить.
- А братья были, что им сказал?
- Да братья-то твои на сарае пролежали, ко мне не приходили.
Вот тогда и говорит:
- Возьми этих три кнутышка, пойди к белому камню, ударь камень. Когда ударишь камень, скажи: «Сивко-Бурко, вещий Воронко, послужи Иванушке, как служил моему отцу-батюшке».
- А что же потом буду делать с конем?
- Садись на коня, поезжай, вот посмотришь, как он будет тебя возить. А одеться, когда запросишь одежду, тогда и скажи: «Няньки, верны служанки, оденьте меня не хуже людей».
Вот тогда Иван посидел, посидел, испытал это все счастье: пришел, ударил прутышком, выскочил конь нарядный, хороший, бойкий. Сел Иван, погулял по кладбищу или по полю и взял обратно положил к камню, ударил прутышком и конь скрылся. Пришел к отцу и говорит:
- Да, хороший твой Воронко!
- Да, хороший.
Вот прошло немного времени. Посидел Иван до утра, вернулся домой, приходит, а братья спрашивают:
- Иван, что отец сказал?
- А что вам, то и мне.
Тогда Иван затянулся на печку, полежал-полежал, подумал-подумал: «Да хорошо бы там кататься на этом коне».
Вот вечером и думает: «Если мне еще пойти». Вот вечером опять, оделся и пошел. Пришел опять, побеседовал и спросил отца:
- Что бы ты моим братьям дал? Какое бы ты им счастье наградил?
- А видно было бы, да того счастья не дал, которого тебе. А тебе дал из-за того своего Воронка-Сивка, что когда царевна будет выбирать женихов, тогда ты на нем поедешь к ней. Твой конь перескочит в первый раз через первый тын, а второй раз поедешь через два тына, а третий через три.
- А что же тогда я буду делать?
- Она тебе дает золотую печать в лоб и будет разыскивать, тогда найдет и поженится на тебе.
Ивану стало радостно: «Вот же я хоть дурак, дурак, а буду еще в царстве».
Вот затем Иван и говорит:
- А буду ли я управлять еще и царством?
- Будешь, будешь на престоле сидеть.
Ивану еще радостнее стало. Вернулся он домой, не знает, что и делать, лежит на печи, да посвистывает. А невестки только и ругаются:
- Вот ведь какой дурак, ни дров не рубит, да и ничего не делает.
Вот утром Иван встал, попил, поел, да и отправился в лес. Топор в руки и пошел. Ходит. Походил там и обратно домой. А невестки и говорят:
- Дров нарубил?
- Нарубил.
- Дак привези.
- Не, везти не на чем.
Хорошо, опять на печку свалился. Стали слухи ходить, да стали листовки какие-то люди находить, да объявления стали уже читать, что царевна выбирает жениха – у кого конь перескочит через первый тын, тогда замуж пойдет.
А братья и говорят:
- Вот мы пойдем, а ты, пуля ослина, лежи тут, дурачок.
А он и говорит:
- Ну что же делать, останусь дома. А сам и думает: «Да не я ли там буду?!».
Братья и невестки оделись и ушли. Иван взял топорик, пришел в лес. Подошел к гробнице и говорит отцу:
- Могу ли я, батюшка, ехать?
- Можешь.
- Может ли мой конь сёдне перескочит через тын?
- Перескочит, только дальше не скачи. Вот Иван пришел к камню белому, ударил прутышком, выскочил Сивко-Воронко. Он взял его обуздал уздою, ударил прутышкамы и выскочили няньки-служанки.
- Оденьте меня, чтобы лучше всех.
Иван сел и поехал. Приехал туда, а лошади-то одна за одной, едут князи, цари, короли, купцы, ни у кого лошадь перескочить не может. А у Ивана лошадь перепрыгнула, обратно повернулся и был и нет. Вот ищут, хватают, что: «где его взять? Был такой красавец нарядный».
Приехал, коня распряг, убрал, пришел, на печку свалился. Приходят братья и невестки:
- Ох, лежит пуль ослина там опять, наверно заслинился на печке, дурачок. А там-то был такой красавец!
Он говорит:
- Ну ладно, потом сходим.
Утром встали, поели, попили. Они и говорят:
- Еще сегодня пойдем и завтра пойдем.
А тот никуда не шевелится. Они ушли, а он топорик опять под пояс и пошел. Пришел, таким же образом все сделал как и в тот раз. Поехал на коне, подъезжает, у него лошадь через два тына перескочила. Тогда царевна ему перстенек на руку положила. Вот увернулся Иван и уехал. Уехал Иван, обрал коня, одежду снял, домой пришел, руку завязал, а невестки приходят и говорят:
- Чего уж рука-то завязана?
- Да вот ходил дров рубить, так руку порубил.
- Ну, вот еще не легче. А там-то сегодня был, знаешь какой… , дак лошадь через два тына перескочила.
- Ну ладно, увидим потом.
- Да где тебе увидеть, когда на печке лежишь.
Вот потом на третий день невестки и братья оделись и пошли на пир. А он опять в лес. Пришел и взял своего Сивка-Бурка-Воронка и говорит:
- Сегодняшний день через три тына ты скачи. И не мешкайся, обратно тут же поверни.
Вот он и поехал, приехал. Еще лучше и красивее оделся /его лошадь перескочила через три тына/. Царевна ему печать золотую в лоб. Он взял приехал, пошел он к отцу и говорит:
- Вот, батюшка, это все правда была. Царевна-то мне печать золотую в лоб дала. А теперь что будет?
- Теперь приедет за тобой, свадьбу сыграет, и будешь тогда на престоле сидеть да государством управлять.
Думат Иван: «как же я могу управлять государством?»
- Будешь.
Вот пришел домой, голову перевязал. А невестки приходят и говорят:
- Сегодня ведь царевна золотую печать дала, жениха будет разыскивать теперь. А ты вот лежи. Чего лоб-то завязан?
- Да вот шел, да за сук задел, так разбил голову. С тем и перевязал, что кровь идет.
Спать повалились, а он думает: «Что же такое? Развязал и пощупывать стал, а зарево-то на печке и отдалось.
- Что ты спички-то черкаешь, дурак? Ты пожару не наделай.
- Ничего, ничего, закурить захотелось.
Ну и вот, так лежит день, два, а царевна уж розыски делает, по деревням, по городам. Надо же найти – откуда такой купеческий сын или королевский, или княжеский, или даже царский приезжал, что такого нигде не видала. Вот и поехала. Ездила, ездила, нигде найти не может. Приехала к ним и говорит:
- Нет ли у вас вот такого-то, которого я найти могла.
- Да откуда у нас? Вот есть мой Степан, да её Андрей, а Иван-дурачок у нас на печке лежит.
- Да покажите его.
- Да какое же, перевязался весь, руки завязаны, разрублены, голову, наверно, о сучья разодрал. А он и закрякал, покрякал немножко.
А она и говорит:
- Выйдите!
Он как вышел, развязал голову, а у него печать во лбу. Тут братья и ахнули. А невестки и начали:
- Почему же вы не сходили к отцу, чтобы он что-нибудь вам дал, а то вот не сумели, на сарае пролежали.
Тогда царевна и говорит:
- Садись, Иван, на моего коня.
А он говорит:
- Нет, я приеду на своем коне. Когда ты поедешь, забери моих братьев и пускай устраивают и мои братья пир. А я приеду на своем коне, как я подъезжал к тебе через три тына моя лошадь привела, теперь к самому дворцу подъеду к твоему.
А царевна и говорит:
- Нет, поедем с тобой, обманешь, не приедешь.
Повернулась она с ним на кладбище, пришли, а он не хотит ей показать, где он берет свою лошадь. Тогда постоял немного около отца, гробница затряслась, отец заговорил:
- Вот, Иван, живи и управляй, а если что неладно, приезжай ко мне, все тебе расскажу, как надо управлять государством. Живи с царевной, устройте большой пир. Тогда вернулись домой они.
Попрощался он с отцом, взял своего жеребца, подъехал к своей хатешке, забрал своих братьев и невесток, тогда устроили они большой пир. Поженилась Царевна на Иване. И так стал Иван управлять государством и живут доныне еще, радуются.


Зап. А.П. Разумова и А.А. Митрофанова
Волшебная сказка (СУС 530)
ФА 907/3; НА 125/39
Текст сказки опубликован в кн. «Русские народные сказки Карельского Поморья».Сост. А.П. Разумова, Т.И. Сенькина, Петрозаводск, 1974., С. 145-149)



Фольклор

Жанр

Район

Название


Внимание! Данные архивные фонды являются собственностью Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук и охраняются действующим законодательством РФ.
Любое их использование в коммерческих целях преследуется по закону. Представленные образцы могут быть использованы исключительно в научных, образовательных и культурологических целях.